НЕМНОГО О ДРАМАТИЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ. ТО ЕСТЬ, О ТЕАТРЕ…

Помните высказывание Эйнштейна: «Бог не играет в кости» ? Над ним стоит задуматься, рассматривая любую драму.
Театр — это не какое-то развлечение, не только наука и искусство, не просто философия жизни, театр — это есть сама жизнь, во всем своем многообразии и историческом развитии, осознанная через высокую литературу. Элитарность театра заключается в том, что слишком многие в нем актеры,
и редко кто бывает настоящим зрителем.
Искусство, в нашей беседе драматическое, с одной стороны является абстракцией и исключает жизненное правдоподобие, с другой стороны правомерно описывает определенными законами нашу действительную жизнь.
Например, были конкретные случаи отображения (подражания) литературной драме в реальности. Например, сразу, после опубликования «Вертера» Гете и «Грозы» Островского участились случаи характерных самоубийств. Напрашивается вывод, что драматическое искусство не только форма общественного сознания и отображение некого закона, драматическое искусство обладает активной энергией в жизни.
Если источником драматизма является социальная действительность, то мы можем утверждать, что драма находится в области социальной жизни. Вне социума, общества, драмы – как жизненного явления – не существует. Хотя это само собой разумеется, но понимание этого очень важно. Может ли
существовать без человеческого общества политика, экономика, история? Конечно, нет. Почему же, это важно понимать, — драма лежит в социальной действительности? Потому что, какой бы не был социум, в нем всечасно рождается новая драма, вне зависимости от того что это за социум.
Это как термоядерная реакция в космической звезде, но нет такой звезды без синтеза водорода, пока она существует – светит, иначе она — мертвая, кусок металла. И если политика или экономика напрямую зависят от уровня развития общества, наличия договоренностей между людьми, то появление
острых или неявных драм — не контролируемый человеком процесс. Гибель одного левиафана порождает рождение другого. На чем строятся социальные утопии – на идее жизни общества без левиафана, без драматизма, но, уничтожив левиафана, исчезает само общество. Драма – это жизнь социума из нутрии, жизнь индивидуумов в их тесном соприкосновении друг с другом.
Взаимодействие человек vs общество – вот та движущаяся точка (действие), которую мы хотим видеть в драматическом искусстве, и которую мы примеряем на себе, но она постоянно ускользает от нас. Ускользает, потому что взаимодействие между людьми не так часто как это нам кажется физическое и наглядное. Драма изображает нарушение обычного течения жизни. Собственно, сущность драмы и находится где-то рядом с нарушением обычного течения жизни. Обычное течение жизни – это есть идиллия, бытие без событий, недостижимая мечта. Недостижима, по одной главной причине, – мы все умрем. Для человека смерть выступает не только в качестве природного феномена, но и как явление социальное и нравственное, включенное в сложный контекст общественных отношений. В осознании и ожидании этого неотвратимого и непостижимого для каждого человека природой заложенного события строится драматизм всей нашей жизни. Драматизм – это очень важно понимать – не в том, что мы все умрем, а
в том, что мы знаем о нашей будущей смерти! Драма возникает в тот момент, когда мы узнаем о своей смерти от других людей. Наша смерть это нечто парадоксальное в нашем сознании, чувствуем-то мы себя даже в болезни некими бессмертными существами. Но стоит так же задать вопрос: многое ли из того, что мы читаем и видим – есть драма? Вот например всем известный «Тартюф», где никто не умирал, даже никто не собирался. Но никто и не говорит, что драма – это смерть, а лишь подчеркиваем, что сущность драматического находится в осознании нами смерти. Комедия Мольера построена не просто на тупом столкновении комических характеров и
ситуаций, как в КВНе, в «Тартюфе» вопрос отношения к смерти очень тонко рассмотрен. Как говорил Достоевский: мир выжил, потому что смеялся. Смеяться, стоит не только над ханжами и наивными людьми, но и над теми, кто слишком серьезно относится к смерти.
В жизни какой-то драматический момент создает в нас эмоциональное потрясение, которое находится в некой пропорциональности от нашей социальной близости к событию. Умер ли, не дай бог, близкий нам
человек или неизвестный преступник наша реакция будет неоднозначной. Мастерство в драматическом искусстве создает те условия и обстоятельства, при которых происходящее максимально соответствует нашей действительности, тогда мы читатели и зрители многое остальное не можем воспринимать критически, все внимание поглощается только событием.И разве нельзя утверждать, что драматическое искусство, для понимающих людей, есть самое честное искусство, искусство без масок! Да, как это
ни звучит странно, но литературная драма, лишенная правдоподобия, открывает нам законы общества, театральная драма, надевающая на подмостках всевозможные личины, обнажает души людские.
Ведь чем драматическое искусство отличается от наблюдаемой драмы в жизни, кроме реальности происходящего? Тем, что в жизни, здесь и сейчас, мы можем действовать, проявлять свое отношение, влиять, но в настоящем времени, мы не можем это осознавать! В проживаемом драматическом моменте, наше мышление действует отлично от обычного течения, мы переполнены эмоциями, намерениями, поглощены своим односторонним взглядом, отвлеченные понятия для нас недоступны. Зритель же и
читатель обладают преимуществом, они могут осмысливать происходящее, вырабатывая уже разумное отношение человека к общественной и частной жизни!

По неким сходствам смыслов всех пьес, мы можем утверждать, что некий свод драматических законов социальной жизни существует. Для их выявления, нам необходимо более и более сужать поиски, чтобы
понять, где они действуют и при каких условиях. Итак, через высказывания мы осознаем драматизм, который мы пониманием как напряженность между
человеком и обществом, можно сказать и так: разлад между двумя потенциями, силами, несогласие между двумя возможностями или вероятностями. Драматизм – это неравновесное состояние системы
(человек – общество). Драма в переводе с греческого языка – совершающееся действие, именно совершающееся, а не просто действие, т.е. это процесс. Можно также сказать, что драматизм – это ожидание качественного изменения рассматриваемой нами системы, предчувствие чего-то, что должно обязательно произойти.

Далеко ходить не будем, из последнего и общеизвестного. В какой-то деревне один безработный, социально опасный элемент, уже отсидевший пару годков, терроризирует пенсионеров на водку и т.п., а милиция, отличающаяся своими функциями, но никак не отличающаяся более высокой функциональностью, проигнорировала этот факт. Мужики же из округи сами решили разрешить разыгрываемую драму в пользу пенсионеров. Вместо комедии вышла трагедия. То ли перепутали ружья, вместо заряженного солью взяли заряженное дробью, толи еще чего. Линчевание закончилось смертью. Может ли великодушие не руководствоваться мудростью? Кто против того чтобы закон был как можно менее суров в отношении к убийцам преступников, и к тем кто, защищая свой дом, покарал грабителей?
Нормальным здравомыслящим гражданам понятна эта справедливость без комментариев к уголовному кодексу.
Эта присказка пример того, что драма не какое-то отвлеченное понятие из литературоведения применяемое к шекспировскому Гамлету. Драма – это жизненный процесс, который мы наблюдаем, постоянно обдумываем, всечасно являемся участниками драмы, и бывает, не замечаем этого.
Несколько выдержек из словарей о сущности драмы:

1) Драма, как и другие виды искусства, – одна из форм общественного сознания.
2) Источником драматизма является социальная действительность.
3) Драма изображает нарушение обычного течения жизни.
4) События, возникающие в драме, ставят действующих лиц перед необходимостью выявить своё отношение к вопросам общественной и частной жизни.
5) Драматическое в собственном смысле есть высказывание индивидов в борьбе их интересов и в разладе характеров страстей и этих индивидов.
6) Наиболее полным и концентрированным проявлением драмы является драматический конфликт как специфически эстетическая форма выражения жизненных противоречий, форма воспроизведения в искусстве острого столкновения противоположных человеческих поступков.